angelvalentina (angelvalentina) wrote,
angelvalentina
angelvalentina

Category:

Осколки души. Встреча с другом («Скрип колеса»)

"Нет ничего более увлекательного, чем воля,
побеждающая непокорное тело".
(Р. Роллан)

Алексей Павлович Костюченко – мой старинный друг. В прошлом году он совершил одиночный хэндбайк пробег через всю Россию от Санкт-Петербурга до Владивостока, а еще был хэндбайк пробег – Калининград-Владивосток. (Хэндбайк — своеобразный гибрид инвалидной коляски и велосипеда, а проще говоря, велосипед с ручным приводом). Подробности о пробеге писать не буду – в сети достаточно постов, фото и видео.
А недавно мой друг писал, что его второй хэндбайк поход будет проходить через наш город. Сообщения о приезде застали меня с мамой на даче (Алексей Павлович не дождавшись скорого ответа от меня, написал маме). Я не ожидала, что через пару дней он уже будет в Воронеже. Мы ожидали его чуть позже.
А ведь мне за день до этого посылали знак – у соседей по радио заиграла старая песня:
"Сотни тысяч лет нам мыкать поровну –
Мне и тебе,
Все, что не склевали злые вороны
В нашей судьбе".

Можно сказать, что песня «Скрип колеса» стала лейтмотивом нашей многолетней дружбы.

На следующий день мы уже были в городе и, позвонив по написанному им номеру, договорились о встрече.
Наша встреча состоялась 19-го июня.
Все получилось практически спонтанно и наилучшим образом перед самым отъездом Алексея Павловича, хотя мы думали, что он еще задержаться и у нас будет больше времени, возможности для встреч.
Приехав с утреней смены, мама "погрузила" меня и мою коляску в свое авто и мы поехали к месту встречи у гипермаркета «Европа». Конечно, немного волновались (даже фотоаппарат забыли взять) и больше о том, что человек первый раз у нас в городе, да еще и без «навигатора»… найдет ли это место? Вдруг заплутает...
По дороге мама вспомнила, что у нас несколько «Европ» и мы можем ждать друг друга в разных частях города. От этого волнение усилилось, но, как оказалось, волновались напрасно. Он дожидался нас в парковой зоне у гипермаркета, поэтому мы и не видели с дороги его хэндбайк с флажками и табличкой «пилигрим».

Алексей Павлович снимал нас на видеокамеру издали и после горячего приветствия продолжил восклицать:
– О, прям дама стала! Дама! Как всегда сияешь, как всегда улыбаешься.
Направляясь к скамейкам в парковой зоне, Алексей Павлович спросил:
– Сколько же лет прошло с последней встречи – лет восемь?
– Одиннадцать, – поправила мама. – Ты позже нас уехал, мы – раньше.

Это сейчас об Алексее Костюченко знает, наверное, пол интернета. В статьях и постах называют «Русским Ником Вуйчичем», исколесивший на коляске пол-России. Кто-то сравнивает с главным героем фильма «Форрест Гамп». Это сейчас он неунывающий хэндбайкер с озорной бородой Хоттабыча, но все это сейчас…
А ту нашу первую встречу я помню до сих пор.
Наверное, не каждый может похвастаться хорошей памятью, рассказав о дне знакомства со своим другом – я могу. Со дня моего знакомства с Алексеем Павловичем Костюченко прошло много лет и многое за эти годы изменилось в наших жизнях, но день нашей первой встречи я помню так отчетливо, будто это случилось вчера.
Это был далекий 2003 год. В тот обычный для Сургута морозный день я в сопровождении мамы пришла на смотр творчества людей с ограниченными физическими возможностями, где лучшие номера, песни и стихи члены жюри отбирали для гало-концерта приуроченному Международному Дню инвалидов.
Все шло как обычно – знакомые лица, активно беседовавшие люди, соскучившиеся по живому общению. Многие волновались, поскольку готовились к этому мероприятию. Один из членов жури вызывал участников, сверяясь со списками…
Слушанье уже шло во всю, когда неожиданно в дверном проеме показался усатый и худощавый мужчина, без ног, в инвалидной коляске – это и был Алексей Павлович. Мужчина в коридоре, выполняющий роль конферансье, помог коляске преодолеть высокий порог и Алексей Павлович въехал, в зал присматривая себе место. Мама раздвинула первый пустующий ряд стульев и он остановился рядом с нами чуть впереди вполоборота. Только теперь украдкой глядя в ту сторону, я увидела, что у этого мужчины с осунувшимся лицом ампутированы не только ноги выше колен, но и кисть левой руки. А на правой кисти с поблекшей наколкой «Лёша», отсутствовали все пальцы.
Вскоре он спросил у мамы совет о том, на какую тематику лучше всего прочесть стихи и лихо развернувшись на месте, достал папку из кармана на спинке своего инвалидного кресла. Положив папку перед собой на сидение, он разложил листы, держа их при помощи небольшого углубления между большим и указательным "пальцем". Мама прочитала стихи (напечатанные на печатной машинке) и предложила Костюченко читать те, что выражают свой взгляд на жизнь и опыт пережитого. Когда пришла очередь Алексея Павловича, то по голосу было ясно, что это человек – одна большая рана, открытая и еще кровоточащая.
Мою фамилию назвали не скоро. В тот раз я прочла три стихотворения наизусть и когда села на свое место, неожиданно для меня, Алексей Павлович обернулся, сказав пару ободрительных слов, видимо мое волнение было слишком очевидным.
В тот день мы были вынуждены уйти прежде, чем объявили участников гала-концерта. Но мысли об участии меня волновали гораздо меньше, чем об Алексее Павловиче, произведшим на меня неизгладимое впечатление. А через пару дней мы встретились с ним на заседании ЛИТО «Северный огонек», под руководством С.Е.Сметанина. Потом были крайне редкие встречи в ЛИТО и долгие разговоры по домашнему телефону. Вскоре у нас появился телефон с громкой связью и мы могли беседовать "на троих" (я, мама и Алексей Павлович). Не помню, кто дал Алексею Павловичу наш номер телефона, но практически всегда звонил он, поскольку в реабилитационном центре «Альтернатива» для обездоленных, где он тогда находился, телефоны были только в общем коридоре и для местных постояльцев был свой лимит на звонки.
Чего мне хотелось тогда? Искренне помочь человеку, который потерял все, даже документы, которые не могли восстановить на то время уже два года. Хотелось просто ободрить добрым словом и морально поддержать. Рассказать и показать новые перспективы, что даже в самом плачевном положении есть возможность личного выбора, что всегда есть альтернатива однообразию и стереотипному мышлению, что большая жизнь начинается с маленьких шагов, порою очень маленьких и даже незаметных. Главное – не сдаваться.
Постепенно события случались чудесным образом, как бы сами собой – Алексею Павлович сделали документы и о нем стали писать в газетах. А как-то вечером папа позвал всех нас к телевизору – по местным «Новостям» показывали небольшой сюжет о Костюченко. Так я узнала о том, что он начал писать стихи, когда одна из бабушек, выступая перед жильцами «Альтернативы», прочла мое стихотворение "Боль". Алексей Павлович стал ее расспрашивать об авторе и был так впечатлен услышанным, что ему захотелось встретиться со мной. Сказать, что это было для меня неожиданностью – не сказать ничего. До того новостного ролика я даже не знала, что мы были заочно знакомы.
Потом сестренка принесла от подруги газету, чтоб показать нам большую статью в развороте о жизни Алексея Павловича. Надо сказать, что факты биографии не изменили моего отношения, поскольку, каждый плюхнувшись лицом в грязь этой жизни, может увязнуть в болоте отчаянья. Как пел Саруханов:
"Сотни тысяч лет нам ждать возничего
И с окриком слазь,
С сердцем богача с сумою нищего
Плюхнуться в грязь".

Потом еще много всего было – литературные встречи, семинары со столичными мэтрами, издание сборников стихов, победы с лит.конкурсах, вместе выступали перед молодежью университета и трудными подростками интерната… многие выступления и встречи проходили более интересно и живо благодаря маминой инициативе.

А сейчас мы седели у скамейки в парковой зоне рядом с гипермаркетом «Европа» и слушали рассказы о приключениях и путешествиях Алексея Павловича. Я периодически просматриваю посты на страницах и знаю о его приключениях, но услышать все из первых уст – это совсем другое.
Первым делом Алексей Павлович показался во всей "красе", сняв шлем и кепку. Черные кудри сменились лысиной, блестящей в полуденных лучах солнца, а черная щетка усов совсем поседела и "отросла" бородой Хоттабыча, контрастируя с дорожным загаром лица. Зубов стало заметно меньше. А вот взгляд оставался тем же – жизнерадостным и полным новых задумок.
– Погодите, дорогие мои, пока я не забыл, – сказал Алексей Павлович, ища что-то в закромах хэндбайка. – У меня для вас подарочки на память, – пояснил он, вытаскивая откуда-то с боку целлофановый пакет.
В пакете был брелок с книжечкой – мини-фото Влгограда, флажок с символом хэндбайк пробега и вымпел «ротарианцев» с ссылкой на их сайт.
– Брелок о моей малой родины. Флажок тот самый, с которым я совершил пробег в прошлом году. Вымпел клуба, в котором мне очень помогли: когда подвезли, когда дорогу оплатили, а когда о номере договорились для меня за полцены, моноколесо – тоже они помогли… скрипеть начало, надо будет посмотреть что там. Если нужна будет помощь, вот их сайт на вымпеле. Люди они отзывчивые – помогут.
– А что дали в качестве приза за пробег? – поинтересовалась мама.
– А вот это вот и дали, – иронично ответил Алексей Павлович, кинув взгляд на флажок у мамы в руках.
Мы обе удивились.
– И все?!.
–Так это же мое желание, а не городское мероприятие. На зимовке выкладывал объявления, писал, что нужна матпомощь. Люди помогли, а весной снова в путь.
Алексей Павлович развел руками:
– Мои дорогие, извините, что так скромно, но специально не готовился, да и не до магазинов мне.
– Мы рады видеть Вас и так. Вы – наш подарок и эта встреча, – поспешила я успокоить друга.
(Это только кажется безделицей, но зная, как человек на хэндбайке проехал с этим флажком полстраны, то он приобретает особую ценность. Теперь этот флажок будет висеть у меня на стене рядом с моими литературными наградами)

Спрашивая о том, как ему у нас в городе, мы уже знали из поста в сети о вопиющем случае, который произошел накануне. В придорожной ночлежке Алексея Павловича не пустили в заранее забронированный им номер, более того – обхамили, выставив на улицу. Тут пост http://bloknot-voronezh.ru/news/puteshestvennika-bez-ruk-i-nog-vygnali-iz-gostinits
Мой друг махнул рукой, переводя тему, мол, всякое бывает, не хочу портить настроение, но все же разговорился.
– Это еще что, журналист, который брал у меня интервью, "похоронил" мою жену Ольгу. Прислал на почту статью. Я ему говорю: «Ты что тут понаписал?». А он мне: «А я думал, ее нет в живых. В электронном виде я исправлю, но в газете не смогу – уже в печати». Мне соседка из Волгограда звонит: «Лёха, ты что – опят начал бухать? Уже и Ольгу похоронил…». Вот как мне им там объяснить всю ситуацию?

У меня была похожая ситуация и было неудобно перед товарищем по переписке за чужие шибки журналистов. Но чтоб вот так… один – "похоронить" живого человека просто потому что так подумалось, другой – в грубой форме выставил из обычной ночлежки – это уже через чур! А как же профессионализм и компетентность? – "Цирк-шапито" на выезде, только не весело совсем и «за державу обидно». К сожалению, менталитет воронежцев желает лучшего, особенно у молодых – обычная кассирка может нахамить покупателю, не смотря на возраст и положение, а рядовой консультант может мнить себя богом, который не всегда соизволит снизойти до общения с покупателями. Ужасно то, что старшее поколение часто разрешает себя унижать и оскорблять...
Моя благодарность Александру Романовичу, который помог моему другу заселиться в номер.

– Самое главное, дорогие мои, что я был на своей малой родине и виделся со своим старшим сыном. Несколько раз и даже случайно – по улице еду и вижу его. Отреагировал он сдержано. Я туда в сопровождении целой компании знакомых ездил. Младшего не видел – он был в отъезде. А вот Ольга так и не вышла из дома. Главное, что я поговорил с сынов, как мужик с мужиком, и я все ему рассказал, как есть…
Алексей Павлович рассказывал подробности этой истории с воодушевлением.
– Ее понять можно, но плохо, что Ольга до сих пор держит обиды, – сказала мама. – Обиды нужно уметь отпускать, иначе они будут держать человека в прошлом, да и на физическом здоровье могут сказаться. Ну, а у сына – возраст такой. Со временем многое переосмыслит и по-иному будет смотреть на жизнь.
– У Вас еще будут возможности наладить контакт с детьми. Еще встретитесь с ними, – добавила я.

– Были ли места, где больше всего понравилось? – спросила мама.
– В Биробиджане. Очень хорошая атмосфера и радушные люди. Ну, прям – мое. Я бы там хотел жить, но один "минус" – пенсия там маленькая, почти как моя. А потом я был в Питере и узнал, какая там пенсия, так захотелось переехать туда, но потом мне сказали какая пенсия в Москве и мне захотелось поселиться там еще больше, – шутя, говорил Алексей Павлович.
– А где осесть планируешь? – распрашивала мама.
– Пока не знаю, но хочу у моря. Зимовать точно планирую у моря в Адлере. Опять денег подкоплю и в путь. Мне говорили: «Чего ты по России – езжай заграницу, там интереснее?». А что я в той загранице забыл? У нас столько мест прекрасных, поинтереснее любой заграницы будет. Да и там свои правила, свой язык.
– А как Вам Саки? – спросила я.
– Ой, – скривился Алексей Павлович, – там жить точно не хочу… бизнес на бизнесе и каждый свою цену ставит. Проще ходить без зубов, чем пломбы вставить.
Пока путешествую… и где б я ни был, рассказываю о тебе, солнце мое, – что у меня есть такая замечательная подруга. Ты для меня, как свет в окне, а еще – Сергей Бурлаков… есть на кого ровняться, к чему стремиться. Ты бы видела сейчас Бурлакова – дядька такой солидный стал, бороду отрасти, должность занимает, звание ему дали – человек планеты

Мы проговорили часа полтора, если не два, но время прощания неизбежно…
На прощанье я пожелала светлого Ангела в дорогу, и каждый поехал в свою сторону, мы – на свою Монастырщинку, Алексей Павлович – на трассу Ростова.


Когда-то давно я спросила у Высших Сил о том, что связывает меня с этим человеком. Не с каждым же человеком возникает такая духовная и ментальная связь.
Мне показали римскую империю, местечко, где я была местным прокуратором, а он был моей женой – горячо любимой гречанкой. Из-за халатности прокуратора начался бунт и голодные хищники были выпущены из клеток. Прокуратор готов был противостоять хищникам с маленьким кинжалом в руке, надеясь спасти жену, но не успел. Застал окровавленное тело, от которого хищники растаскивали конечности по коридорах. Кинжал сам выпал из руки... шаг навстречу хищникам…
В том воплощении мне не удалось спасти эту душу, но получилось в этом. Конечно, было еще много добрых людей на пути, которые помогали словом и делом. Но только теперь я в полной мере осознала, что закрыла кармические долги и исполнила клятву, данную в прошлом воплощении.


P.S.
Я рада, что циркуляция добра продолжается и теперь Алексей Павлович вдохновляет людей. Рассказывает и показывает людям о перспективах, что даже в самом плачевном положении есть возможность личного выбора, что всегда есть альтернатива однообразию и стереотипному мышлению, что большая жизнь начинается с маленьких шагов. Главное – не сдаваться.

Береги себя, друг мой, и будь счастлив!

Как пелось в песне:
"Выпить жизнь до дна и пусть преследуют
Горе и мрак.
Только жизнь одна и помнить следует –
Рядом овраг.
А по над водою туман расстилается,
Стынет авто.
Снова в дальний путь с утра собирается
Цирк-шапито".





P.P.S.
Если кому-то захочется помочь моему другу в его пробеге, то ему можно написать в сети и спросить.
Только просьба не занимать время праздными и длинными сообщениями – писать по факту и по делу. Ему не до светских бесед.

https://vk.com/id230995801

https://www.facebook.com/kostychenko.aleks?fref=gs&dti=1324776127555672&hc_location=group_dialog


Сивилла.
27.06.19
Tags: Герои нашего времени, Осколки души
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment