angelvalentina (angelvalentina) wrote,
angelvalentina
angelvalentina

Categories:

Встреча с Хранителями Воронежа год спустя



9-го мая был удивительный вечер.
Делала пост о Воронеже военных лет и в процессе пришла мысль проводить души солдат. Я в том году уже чистила город, но мне показалось, что у меня не те мощности, чтоб за один раз проводить сразу всех или большую часть неупокоенных душ. Тогда Хранители Воронежа поблагодарили за работу, поэтому решила с ними посоветоваться.
Я связалась с ними мысленно.
Они меня удивили, говоря, что души, конечно, еще остались, но это уже не моя работа и не моя забота. Не считая единичных случаев блуждания душ, есть такие "очаги", где душ много, но они локальны.
Это такие места, как развалины ротонды бывшего госпиталя, кладбище посреди города, в нескольких скверах были захоронения, в частности, венгерских вояк, а после войны их перезахоронили, и получилось 2 больших кладбища за городом и т.п.
– Такие кладбища тоже не нужно почистить? – спрашиваю я.
– Ни в коем случае – они там в изоляции, и дальше кирпичного забора не могут выйти. Разве что на живых попробовать "выехать", но люди туда ходят крайне редко, да и не каждую душу выпустит тот барьер.
Я поняла, что Хранители хотят души венгров и немцев проучить изоляцией, а когда время придет – их отпустят. Но это будет еще очень не скоро и может не в нашем веке.
А ротонда, по сути своей, – открытый канал. Канал хоть и идет вверх, но было ощущение, что работает не вертикально, а горизонтально, как портал, и не для проводимости высших энергий, а больше для гостей из различных слоев астрала. Но и там тоже есть изоляция: если близко не подходить, то не подцепишь сущность.

Днем мне приходили строчки военных стихов – давно не посещало вдохновение.
А вечером поехали с мамой на мост смотреть салют. Дают его в последние годы традиционно с Чернавского моста у дамбы. К сожалению, найти хорошую позицию для обзора сложно ввиду огромного скопления людей, собирающихся по берегам. И мама предложила посмотреть салют с Вогрэсовского моста.
Все складывалось хорошо, и на дороге, и на мосту – там всех прогоняли молодые офицеры, но, глядя на меня, нехотя, разрешили. А за нами еще толпа машин пристроилась.
И, занятное дело, только около нас авто в три ряда парковались. Офицеры ничего не могли поделать, только следили, чтоб пешеходы не толпились на центральной части моста. Это и позволило потом нам, кучно собравшимся чуть ниже на проезжей части, насладиться зрелищем.
Кто-то вызвал эвакуатор и по громкоговорителю просил убрать авто, которое пристроилось третьим рядом. Я улыбнулась, когда через высокое ограждение перелезла полненькая блондинка и поспешила отогнать авто. Голос по громкой связи спросил перед тем как уехать: "Кто еще хочет прокатиться на эвакуаторе? Есть свободное место".
Вскоре за руку с мальчиком пришел в штатском "главнокомандующий" (судя по вальяжной походке и жажде в глазах всех "построить"). Сначала пытался всех разогнать, но после пары фраз с мамой как-то очень резко успокоился и начал о чем-то тихо говорить с офицерами.
Мама хоть и была внешне спокойна, и улыбчиво отвечала молодой паре около нас, но я не могла не ощутить ее внутренней тревоги.
– Не волнуйся, я – твоя ксива, – сказала я, когда мама встала рядом со мной.
Это помогло. Переглянувшись, мы усмехнулись.

Во время салюта все вели себя очень примерно, до нас даже звуки залпов не долетали, и мама спросила:
– А почему стоим тихо – где возгласы и свист народа? – удивилась мама.
– А потому что мы на мосту, – ответила я с улыбкой, – все ведут себя примерно, чтоб не выгнали.
Сразу после этого, как по сценарию, перед нами по пешеходной дорожке прошел пузатый дяденька навеселе, на ходу попытавшийся завести народ фразами, которые принято кричать в этот вечер под салюты. А позади него на небольшом расстоянии шла его жена и, глядя в нашу сторону, сквозь зубы говорила: "Да замолчи ты. Иди тихо".
Но мы-то улыбались не из-за дяденьки, а из-за его очень удачного выхода.
Как ни удивительно, детки поймали его импульс и начали радостно кричать, под каждый расцветающий искристый шар. Рядом с нами встали две мамочки с малышами на руках, и когда детки постарше временно замолкали, полуторогодовалый малыш начинал кричать: "Уя-я-я! Уя-я-я!". Это было так умилительно.

Обратная дорога была забита транспортом. Радостно видеть большое количество авто с соответствующими надписями или большими цветными наклейками. Прямо на проезжей части стояли одинокие авто, большинство без включенных "стопов". Народ оставлял авто впопыхах, чтоб успеть спуститься к берегу до начала салюта.
Дорога домой обошлась без происшествий. Погода, наконец, начала радовать теплом. Запах сирени, лягушиные концерты… "аист на крыше – мир на земле". Атмосфера была такая умиротворенная, будто и правда – ни одной души неприкаянной не бродит по улицам, хотя боковым зрением видела мелькнувшую тень еще у дома в неосвещенном фонарями участке.
Мама то переключала, то временно выключала радио, маневрируя на дороге, – хотела послушать хорошую песню, но находились лишь зарубежные кричащие. И когда я подумала о Хранителях Воронежа, мама снова включила радио, а там пел Носков, и прямо со строчки: "Я люблю тебя – это здорово".
Когда я в том году чистила город, в голове крутился один из куплетов этой песни, и теперь я приняла это как знак от Хранителей. Слишком фантастично для простого совпадения.
Еду в машине воодушевленная и думаю, чтоб еще такого хорошего для Воронежа сделать… может, для начала программу опустить на город по культуре вождения, а то у нас такое сумасшедшее движение на дорогах.
Шучу, конечно. Не думаю, что у меня вообще будут когда-то такие полномочия. Но как же приятно получать такие сюрпризы от Хранителей Воронежа, да еще в такой день.

11.05.16 г.
Сивилла


Встреча с Хранителями Воронежа

Tags: Встречи и путешествия, Осколки души
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments