angelvalentina (angelvalentina) wrote,
angelvalentina
angelvalentina

Category:

Проводы душ 21.08.15г.


Неожиданно в моей комнате появилась 10 женщин с похорон. Я смотрела накануне в «Новостях» о сорвавшемся в пропасть автобусе в Дагестане, поэтому не было сомнений, кто они и откуда. Спросила о причине их гибели и одна из женщин ответила, что их покойник за собой потянул. Суеверие, горные обвалы, оползни, которые разрушают дорогу или действительно виновен покойник, я не стала выяснять, явив луч пришедшим. Они ушли, не задавая вопросов.
22.07.15г.


За полночь в моей комнате появились души утопленников. Сначала возникло несколько, затем в комнату медленно вошли еще, а потом еще и еще. Такие – ко мне еще не приходили. Все их движения были плавными, руки – согнуты в локтях, подняты вверх, кисти рук – свободны, пальцы – чуть согнуты. В основном на них были белые рубашки, но длина рукава и фасон отличались. Все души, как и их одежда, имели буквально зеленый цвет, который, то темнел местами, то светлел, как это бывает при подводных съемках. Эти души были совсем не разговорчивы. Мне пришлось вспоминать о том, какие в последнее время случались катастрофы на воде. Вспомнилось, что у побережья Южной Кореи затонул паром, большая часть пассажиров – школьники. А еще из последних – крушение теплохода на реке Янцзы в Китае, многие из них – пенсионеры. И затонувший пассажирский паром у берегов Филиппин. Откуда эти души точно не знаю, но внешность соответствует местности. Многие из пришедших были молоды.
23.07.15г.


Я сидела под навесом бани напротив открытой двери и спиной к краю ступеньки, так чтоб смотреть телевизор, оставаясь на улице. Не заметила, как по правую руку от меня появилась высокая старушка в черном. Из под черного платка, завязанного под подбородком, выбивались кудрявые, седые пряди, закрывая лоб. Она оживилась, увидев, что я реагирую на нее.
– Давно Вы тут?
– Давно – думала, что умру и все, а вот маюсь, и не знаю, кто может помочь и к кому тут обратиться. Хорошо, что тебя, девонька, нашла.
Говоря это, бабуля шагнула ко мне и, будто скользя, села в рядом стояще складное кресло, которое очень кстати было повернуто передом ко мне.
– Почему вы в черном – кого-то хоронили?
– У нас почти все кого-то да похоронили. Чуть ли не каждый день похороны – почти всех мужиков похоронили.
– А Вы-то как погибли?
– Иду назад – с поминок, а тут зеки, будь они не ладны, налетели. Взяли под руки и потащили в дом, спросив только, в этом ли доме живу. Я даже ногами земли почти не касалась. Там и убили.
– А кто эти зэки? – не поняла я, воспринимая, как незнакомое слово.
– Да упыри от киевской хунты. Еще раньше один снял верх (верхнюю одежду) – жарко было. Я как увидела наколку на плече, сразу поняла, откуда они и что горе нам всем будет. Дома грабили, там же хозяев убивали, а ночью уходили и, скрывая следы преступления – обстреливали, целясь в те дома. Нет дома – нет преступления. А списать на якобы врага – много ума не надо. Да только где эти "враги"? Давно уже мужики-защитники полегли, кто от пуль этих зеков, а кто – на передовой. Да и села-то уже почти и нет. Думала, помру, и легче станет, хоть видеть этого не буду, а вот вижу, мыкаюсь – не ушла, куда надо, и куда идти не знаю, – вздохнула, сложив крестом кисти рук на колеях.
Я объяснила, что могу помочь и явила луч в том месте, где появилась бабушка – ступенькой ниже. Она подскочила с кресла, как молодая, и стала в луч.
– Спасибо тебе, девонька, – прижимая сухие натруженные руки к своей груди, – спасибо, милая. Если бы не ты то, что с нами всеми было бы… – говорила она, растворяясь в свете.
Ее чувство одиночества и безысходной сиротливости передалось мне. Отчего-то взглянула на летний столик рядом со мной и на советский темно-бирюзовый будильник – 20:30.
26.07.15г.


Приезжала сестренка к нам на дачу, и мы замечательно провели время всей семьей, делясь последними новостями, маленькими радостями, насущными заботами и личными задачами, но когда она уехала, после хорошо проведенного времени, неожиданно появилось чувство тяжести – не спокойно на душе. Значит, снова будет массированный обстрел в Новороссии.
(об обстреле сообщили в утренних «Новостях»)
01.08.15г.


После полуночи появилось под навесом бани около 10 душ. Несколько мужчин заглянули, просунувшись до половины сквозь дверь. Я астральным телом вышла к ним. Некоторые из них – с петлей на шее или веревками на руках, ногах, были и с пулевыми, и с ножевыми ранами. Я спросила, за что убили, поскольку по одежде и самочувствию – это были не военные и не жители Новороссии. Вперед вышел молодой мужчина лет за 20, красные штаны с белыми лампасами, летняя кофта, темного цвета кепка, козырек которой частично скрывал лицо, на запястьях – путы. Чем-то белым были связаны его руки, и хоть теперь путы были порваны посередине, он держал руки перед собой, будто они все еще были связаны.
– Нас убили только за то, что наши взгляды на ситуацию в Украине отличались от общепринятых, – ответил он, не поднимая на меня взгляд.
Среди них было несколько проституток, которые стояли немого в стороне, стараясь быть неприметными среди пришедших, но они выделялись ростом и яркой внешностью. Одна из них не выдержала и став рядом с парнем затараторила.
– Вот именно – не подходим мы им, неугодны стали. Нас за падаль держат, будто мы все прокаженные, цвет нации портим тем, что живем. – Уже с надрывом в голосе, прижав руки к груди, – Да что же мы сделали им такого, «нацикам» этим, что нас унижать и убивать можно!? Мы же не от хорошей жизни на улицу вышли! Нам скоро детей нечем кормить будет – все дорожает!!! А у меня еще и мать лежит в селе после инсульта.
От ее стенаний мне стало тягостно. Она зарыдала, остальные девушки потупили взгляд, чуть не плача, несколько мужчин поежились, кто-то опустил голову или старался смотреть в другую сторону, но к ней никто так и не подошел, чтобы успокоить. Все замерли, как обреченные. В сущности, так оно и есть. В свет шли, опустив головы, стараясь держаться друг от друга на небольшом отдалении.
03.08.15г.


В полдень я лежала в шезлонге под навесом бани, когда в паре метрах от меня с краю под тем же навесом появилось около 80 душ. Они чувствовали себя неуверенно и не решились подойти ближе. Среди них было несколько военных, но остальные – в штатском и в основном среднего возраста пришли не из Новороссии, а из других городов и сел подконтрольных киевской власти. Почти все убиты за инакомыслие. Женщина за 60, со светлым платком на голове повязан на манер Солохи, то прижимая худые руки к груди, то тряся ими, почти в истерическом припадке умоляла, говоря, что они ни в чем не виноваты.
– Я знаю, вижу… успокойтесь, пожалуйста, – пытаясь ее словесно успокоить. – Я обязательно расскажу людям, что вы не преступники, не предатели родины, что ничего плохого вы не совершали, что ваше преступление было только в том, что в ином видели благополучие родины, что не могли мириться с беспределом националистов.
Больше она не могла говорить – рыдала, закрыв лицо натруженными ладонями. Ее прижал к груди широкоплечий мужчина моложе лет на 20. Только после моего обещания, они все согласились уйти в свет.
07.08.15г.


Я загорала на даче посреди двора. В метре от меня появилась молодая и темноволоса женщина со стрижкой каре, которая в панике била ладошками, как бы в стену или дверь. Я спросила, что с ней произошло. Она успокоилась.
– К нам ворвались «правосеки» и стали требовать выручку. Отодвинули меня к стене и открыли кассу, но больших денег не нашли. Да и откуда они, если цены скачут…
В этот момент между мной и ей прошла мама с полной лейкой, и девушка замолчала, не договорив, проводила маму взглядом, а потом продолжила:
– …люди все реже ходят в магазины. Они разозлились. Закрыли меня в коморе. Последнее что помню – стены нагреваются, дым и дышать все сложнее.
– А об этом писали в сводках? – подумала я, что о таком могли писать и в сети.
– Это вряд ли. Сейчас в городе… – она снова замолчала, провожая взглядом маму, идущую обратно уже с пустой лейкой, – …так много происшествий, такой разгул преступности, что половина даже в местные СМИ не попадает. Менты не хотят нарушать нормативные показатели.
Явив луч, я спросила напоследок:
– А в каком городе это произошло?
Она назвала город на "Д", но так спешила уйти, что я не смогла расслышать. Переспросила, но снова не расслышала. Судя по ней – это точно не на территории Новороссии.
11.08.15г.


Уже почти неделю в «Новостях» говорят о Корее и об их совместных военных учениях с американцами. Предчувствие нехорошее – что-то зреет, добром не кончится. А сегодня прозвучала новость о конфликте между Северной и Южной Кореей. Скоро там начнется война. По моим ощущениям – очень скоро, если не завтра, так послезавтра. Шансов ее избежать в данное время крайне мало.
20.08.15г.


Ближе к трем часам ночи рядом с собой услышала женский крик и просьбу о помощи. Она появилась на пару секунд в мой комнате, так что я только и увидела растрепанную девушку, вырывающуюся из двух пар крепких мужских рук. Точнее мелькнувшие волосы. Огляделась, подождала немного, но никто не появился.
– Так, а теперь проявляемся все, кто пришел! – мысленно сказала я.
Ближе к закрытой двери в полумраке появилось несколько мужчин в штатском, пара бугаев позади в военной форме, а с ними еще один тщедушный вояка, стоящий немного в стороне и ближе к стене. Вместе с ними проявились низкочастотные сущности, окружившие эти души.
– Так, ребята, – обратилась я к сущностям, – вы можете быть свободны. Если уж загнали их ко мне, то вам придется искать другие жертвы. Извиняйте, придется вам всем уйти обратно.
Угловатые, худые, с крупными шипами на спине и голове сущности исчезли, но осталась маленькая, детская сущность, которая, вцепившись в пятку бугая слева, трепала ее, как пес игрушку. Бугай периодически тряс ногой, тщетно пытаясь избавиться от цепкой хватки.
– Я скала – все. И ты тоже.
Но эта сущность никак не хотела оставлять свою "добычу" и пришлось припугнуть, сделав видимость, что я собираюсь подбежать и скинуть ее.
– А теперь рассказываем – давно ли убиты? – спросила из-за неоднозначных ощущений.
– Не знаю, – промямлил тщедушный, стараясь прислониться к стене, – у меня все как в тумане, в дыму было. Да и сейчас будто в сумраке часто брожу и выхода из него не вижу.
Ему явно было нехорошо, но я не могла понять, что с ним и какого рода туман с сумраком он периодически видит. Бугаи резвились, то шлепая, то щипая друг друга, пытаясь увернуться. Не отвлекаясь от забавы, один из них сказал:
– Ага, знаем мы откуда его туманы… – уворачиваясь от подзатыльника товарища, – сначала наркоту привезли, а потом бухло начальство подогнало… а девок – сами местных находили, – добавил, заржав, будто это было смешно и не являлось статьей за наркоту и изнасилования.
– А вы, значит, с ним были?
– Нет, мы воевали под Донецком, но от этого ничего не меняется, – ответил тот, что справа, не глядя на меня, пытаясь увернуться от шлепка товарища.
– С вами еще есть души? Ведите их сюда.
Но они уже не обращали на меня внимание.
– А, ну, быстро всех сюда, – мысленно скомандовала я.
Бугаи стали по стойки смирно, как (в мультике) двое из ларца, и исчезли. Почти сразу же они появились, держа ту самую девушку босую, в коротком летнем платье, просящую о помощи. Она пыталась вырваться из их рук, как бабочка из паутины. От каждого ее рывка мелькали длинные, распущенные волосы. А следом появилось еще душ 20. Девушка вырвалась и, подойдя ближе ко мне, успокоилась.
Услышав о том, что они могут уйти в свет, дедуля в темной демисезонной одежде стоящий впереди группы, рухнул на колени:
– О, боже… неужели ты нас слышишь! – молитвенно сложив руки, кричал мне.
– Слышу и вижу всех вас.
– Господи, наконец, ты нас услышал! – поднимая руки вверх, – Я так долго об этом молился, – упав лицом в пол.
– Вы все сейчас можете уйти, – повторила я.
Та девушка, стояща в шаге от луча, незамедлительно скользнула в него. Потом пошли остальные. Дедушка полз, целуя пол, попутно пытался поцеловать мои ноги. Я быстро отреагировала, прижала ноги ближе к компьютерному креслу. Через минуту осталось только два бугая и тщедушный, который нерешительно спросил:
– А что меня там ждет – рай или ад?
– Психоделика, – отвечая на вопрос, заржали бугаи, не отрываясь от своей игры.
– А сам-то что думаешь? – спросила я у тщедушного.
– Я, наверно, много грешил в жизни… – еле слышно, опустив голову, – с криминалом был связан.
– Не волнуйся – тебя ждет новое рождение. И не сомневайся – нет ни рая, ни ада. И то место лучше для душ, чем это.
Он оживился и, побежав к лучу, без сомнений шагнул в него. С облегчением улыбнувшись напоследок, растворился в свете.
– А теперь вы, – обратилась я к бугаям, кивнув на луч.
Но они делали вид, что не обращают на меня внимания. Им и в загробном мире еще было хорошо.
– Укропы, смирно! – скомандовала я.
Бугаи заржали, выполнив приказ. Немного удивило, что их такое обращение не возмутило.
– В свет шагом марш!
Они позерно стали чеканить шаг, как на плацу, а на полпути, давясь от смеха, побежали в свет, толкая друг друга локтями. Я тоже улыбнулась – два бугая резвящихся в маленькой комнате это забавное зрелище.

21.08.15г.
Сивилла.

Tags: Сивилла
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments